Телефоны: 8-905-595-93-92 , 8-929-620-71-04
Адрес: 109390, г.Москва, ул. Артюхиной, д. 6, корп.2, оф.52.
Схема проезда
E-mail: trudinspector@mail.ru

НАШИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО ЗАЩИТЕ ТРУДЯЩИХСЯ

ГАЛЛЕРЕЯ

ПОМОЩЬ В
ТРУДОУСТРОЙСТВЕ

ФОРУМ

НАШИ ПРОФСОЮЗЫ

ПОЛЕЗНЫЕ
ДОКУМЕНТЫ

ВСТУПЛЕНИЕ В
ПРОФСОЮЗ

ГЛАВНАЯ
КАК РАССТРЕЛИВАЛИ РАБОЧИХ НОВОЧЕРАССКА

В это время масса демонстрантов подошла к зданию горотдела милиции и стала требовать освобождения арестованных. Тюрьма молчала. Тогда собравшиеся во главе с рабочим В.Черепановым пошли на штурм здания. Сняв дверь с петель, они протаранили ею другие двери и ворвались в горотдел.
Один из солдат замахнулся автоматом на рабочего, тот схватился за автомат. Началась борьба. В руках у рабочего оказался автомат, а у солдата — автоматный рожок. Солдатам была дана команда открыть огонь. Рабочий был убит наповал. Огонь велся по плотной массе людей, поэтому жертвы были очень многочисленны.
Несколько минут спустя бойня началась и у горкома партии. Но там столкновение уже не было стихийным. Со стороны горотдела послышалось несколько беспорядочных выстрелов. Минуты через три на площади началась стрельба: солдаты стреляли из автоматов в воздух. По громкоговорителю еще раз призвали людей разойтись. Но никто не расходился. И вот тут снова прогремели выстрелы, площадь наполнилась истошными криками. Мальчишки, до этого залезшие на деревья стали с них падать. "Помню, вместе с ними с дерева упал взрослый мужчина, он ужасно кричал и корчился. Рубашка на животе была вся в крови. Ажурная ограда сквера под напором толпы провалилась. Люди разбегались, топтали друг друга,"  вспоминает Г.Сенченко. Стрельба не была уже беспорядочной: "Были именно залпы из автоматов, резко начинавшиеся и также резко умолкавшие, а не отдельные автоматные очереди, случайно кем-то выпущенные," – свидетельствует О. Ярошенко. На площади осталось лежать около пятидесяти человек.  Э.Моргунова вспоминает: "У больницы я увидела молодую женщину с развороченным коленом. Стреляли, видно, разрывными пулями. Женщина не кричала и не стонала, она сидела молча с широко открытыми глазами". Версию о разрывных пулях подтверждает хирург Т.Стоянова, оперировавшая раненых: "Ранения были нанесены разрывными пулями, осколки которых находились в брюшной полости, в мягких тканях, конечностях.
Власти были жизненно заинтересованы в скорейшем подавлении выступления. Но народ так сразу запугать не удалось.
Люди стали возвращаться на площадь почти сразу после расстрела. Площадь была залита свежей кровью, на фоне которой особенно контрастировали многочисленные белые детские панамки, втоптанные в грязно-кровавое месиво.
Вспоминает С.Подольский: "Весть о расстреле немедленно облетела всех, вызвала, видимо, неожиданную реакцию... Остановилось большинство заводов, улицы переполнились народом. Отовсюду подъезжали машины с рабочими. Посреди толпы стояло два танка. Люди не давали им уйти. Митинг скандировал: "Хрущева! Хрущева! Пусть смотрит!"
Тем временем правительственная комиссия предпринимала все возможное к скорейшему подавлению движения. На толпу двинулись танки. Но первый танк остановился, как вкопанный, перед самой шеренгой смельчаков, которые взявшись за руки преградили ему путь. Тотчас на броню взобрались подростки и камнями принялись стучать в люк. Танки стреляли холостыми зарядами, вышибая окна и вызывая давку, крутились вокруг своей оси, но толпа не расходилась.
В конце концов правительственная делегация была вынуждена пойти на переговоры. Микоян предложил выслушать собравшихся, представителей рабочих и повысить расценки.
Но суть претензий касалась уже не расценок, а расстрела. Впоследствии сам факт переговоров, начавшихся по инициативе Микояна, был вменен в вину лидеру митингующих Б.Мокроусову, как инициатору предъявления провокационных требований.
В ночь на 3 июня начались массовые аресты. Во время событий органами КГБ были сделаны тысячи фотографий, по которым выявлялись лидеры и агитаторы. Движение было обезглавлено. Одновременно в городе был установлен комендантский час и улучшено снабжение — кнут и пряник.
В городе прошла волна собраний в трудовых коллективах и учебных заведениях. Разнокалиберные начальники доказывали, что все было сделано правильно.
Уголовная карта была разыграна в суде. Для главного процесса было выделено несколько реальных лидеров, в том числе Б.Мокроусов, А.Коркач, В.Черепанов, С.Сотников и несколько агитаторов, имевших уголовное прошлое, в том числе А.Зайцев, материвший Ленина, и А.Кузнецов, призывавший бить коммунистов.
Тщательно отобранная публика в зале суда не мешала фарсу. Из 14 обвиняемых на этом процессе семеро были приговорены к смерти, остальные — к длительным срокам заключения. Большая часть обвиняемых, в том числе некоторые из расстрелянных, были виновны только в произнесенных словах, а не в действиях. Всего по делам, связанным с новочеркасскими событиями, было посажено несколько десятков человек.
Судьба большинства раненых до сих пор остается одной из самых загадочных страниц новочеркасской трагедии. По версии Петра Петровича Сиуды — одного из участников Новочеркасских событий — они были, вывезены из города вечером 3 июня. Вполне вероятно, что они были расстреляны и захоронены в окрестностях Новочеркасска — режиму не нужны были лишние свидетели побоища. Накануне своей трагической гибели П.Сиуда вышел на человека, утверждавшего, что ему известно место захоронения раненых. К сожалению, разгадать эту тайнуПетру Петровичу не удалось – настойчивые поиски правды стоили ему жизни.

По материалам Петра Сиуды и
историка Александра Шубина, 1995 г.

 

Экономический кризис 1960-1962гг. создавал взрывоопасную обстановку. "Реформа цен" вызвала вол­ну возмущения по всей стране. Особенно тяжело повышение цен ударило по тем рабочим, на чьих предприятиях накануне срезали расценки. В числе их оказались работники Новочер­касского электровозостроитель­ного завода им. Буденного (НЭВЗ).
Особенно напряженная ситуация сложилась в стальцехе. Туда и направился директор завода Курочкин и представитель парткома. Их высокомерное поведение послужило детонатором и спровоцировало рабочих на забастовку. Агитация за забастовку не вызывала затруднений — достаточно было появиться группе призывающих к забастовке, как работа моментально останавливалась. Из рабочей массы немедленно стали выделяться лидеры, начали формулироваться нехитрые требования. Слесарь В.Черных и цеховой художник В.Коротеев вывесили лозунг: "Мясо, масло, повышение зарплаты!".
Над рабочим поселком раздавался заводской гудок, собиравший все новых людей. Включала его группа рабочих, во главе которой стоял В.Черных. За это впоследствии он получил двенадцать лет лагеря.
Начался митинг, попытки представителей администрации его разогнать и урезонить рабочих успеха не имели.
Между тем встал вопрос: "А что дальше?" Было ясно, что митинг на самом заводе вряд ли что даст. Чтобы привлечь к себе внимание коголибо, кроме жителей рабочего поселка, забастовщики перекрыли.движение на железнодорожной линии, остановили поезд "Саратов-Ростов" и стали подавать тревожные гудки уже с помощью тепловоза. Остановка движения должна была разнести по дороге весть о том, что что-то происходит в другие города, забастовщики рассчитывали на солидарность рабочих страны. Прекратив движение, рабочие НЭВЗа апеллировали ко всей стране.
Выступая с козырька пешеходного тоннеля перед собравш­мися, рабочие И.Служенко и С.Сотников призывали идти на соседние предприятия и поднимать людей там. Делегация рабочих НЭВЗа во главе с С.Сотниковым двинулась на заводы N 17 и электродный. На привилегированном "ящике" выступление почти никто не поддержал. Со злости забастовщики пытались остановить этот "штрейкбрехерский" и другие заводы, отключив подачу газа. Однако этот план не удался.
Борьба между сторонниками забастовки и "партией порядка" на электродном заводе приняла еще более драматический характер. Машинист аккумуляторной станции Вьюненко пригрозил взорвать помещение вместе с забастовщиками. В то же время часть рабочих электр­дного поддержала НЭВЗ и присоединилась к ним. Лидировали здесь бывший офицер А.Коркач и рабочий Г.Катков. Словесные перепалки между забастовщиками и теми, кто не хотел к ним присоединяться, достигали накала, граничащего с потасовкой. Впрочем, до драки не дошло и сторонники забастовки ушли на митинг, фактически парализовав работу электродного. К стачке присоединилась и часть рабочих завода "Нефтемаш".
Тем временем выступление перерастало чисто производственные рамки. На митинге стали выступать окрестные жители. Так, студент Ю.Дементьев предложил захватить банк, телеграф, телефон и почту в Новочеркасске, чтобы распространить выступление на другие города. Впрочем, рабочие еще не были настроены так решительно.
Но когда на место действия прибыл первый секретарь обкома партии Басов, они попытались закидать вельможу кто чем мог. Затем прибыли войска, но толпа стала их быстро поглощать. Солдаты, по преимуществу славяне, легко подвергались агитации. Вечером приехали бронетранспортеры с офицерами. Но это средство оказалось малоэффективным: толпа раскачивала машины, поставив военных в крайне неловкое положение. Бронетранспортерам пришлось отступить. Ночью, уже после завершения митинга, прибыли танки.
Пытаясь остановить боевые машины рабочие закрывали смотровые щели танков. В результате были снесены опоры электропередач, а один танк угодил в котлован.
Ночью КГБ произвел первую серию арестов. Среди арестованных были прежде всего ораторы, настроенные конструктивно. Это могло преследовать только одну цель — усиление удельного веса среди лидеров экстремистского крыла, провоцирование толпы на действия, которые могли бы помочь оправдать последующую расправу. О готовящейся карательной акции говорила и переброска в город солдат кавказских национальностей.
2 июня перед НЭВЗом собралась Пытаясь многотысячная (от 10 до 30 тысяч человек) демонстрация и двинулась, к центру города. Люди несли плакаты с лозунгами в защиту социальной справедливости, портреты Ленина. Впереди шли пионеры и рабочий "Нефтемаша" Г.Щербан с красным знаменем. Когда рабочие подошли к мосту через реку Теча, отделяющую рабочий поселок от Новочеркасска, дорогу им преградили танки. Тогда толпа стала скандировать: "Дорогу рабочему классу!" Танки оставались неподвижны, и рабочие двинулись между ними дальше. Людская масса втекла в город.
Достигнув здания горкома, толпа стала требовать начальства. Народ ждал, но обитатели здания сбежали через задние ворота. Когда часть толпы вошла в горком, то обнаружила там роскошно накрытый стол – местное начальство готовилось к встрече правительственной делегации из Москвы во главе с Микояном. Вид давно забытых яств вывел людей из себя. Забастовщики вынесли стол на балкон, что подействовало на толпу собравшихся сильнее любых речей. Из окон полетели стулья, какието бумаги, портрет Хрущева и канцелярская утварь. Вскоре погром прекратился, и рабочие стали выступать. Оборудованный микрофоном балкон стал настоящей трибуной. Люди говорили о том, что жизни никакой не стало, а начальство процветает в роскоши. Некоторые призывали к более решительным действиям, предлагали отбирать оружие у солдат. Но таких выступлений было меньшинство.
В основном говорили о своем недовольстве повышением цен на мясо, молоко и масло, понижением на заводе расценок. Почти все выступающие призывали к одному – не выходит на работу, по не понизят цены и не повысят расценки.
Тем временем подъехали автоматчики и оттеснили толпу от горкома, очистили помещение от митингующих. Казалась, ситуация взята под контроль и возникла возможность для переговоров.

 




 

 
 
МПММК